Подари любовь детям

Мы вошли в здание и этот свет из их глаз ослепил наши. Он был настолько искренен и ярок, что от него невозможно было оторваться. Он был у каждого из этих замечательных созданий, прекрасных ребятишек, которые, к огромному сожалению, не имеют главнейшей составляющей жизни – родителей. У каждого из них внутри светит солнышко, и оно было готово согреть каждого из нас.


Костюмированное представление, конкурсы с подарками, песни и танцы – все это мы радужно преподнесли детям, и их смех раздавался на весь актовый зал. Но нам и самим было не менее приятно, что мы можем для них хоть что-то сделать, так сказать, внести свой вклад в жизнь тех, кому повезло меньше, чем нам. Ведь каждый из нас заслуживает полноценной жизни, и эти прекраснейшие дети в том числе.



Огромное количество книг, игрушек, вещей – все это было собрано в университете – все-таки хотелось, чтобы поводов для радости и улыбок у них было побольше. Собраны были и деньги, на которые мы приобрели продукты и вещи, необходимые для хозяйственных нужд. Наверное, самое ценное в поездке было общение с детьми, их объятия, тепло, радостные лица, ручки, тянущиеся к нам. «А они еще придут?» — спрашивали после этого дети, с надеждой слышать положительный ответ. И правильно они надеялись – мы непременно еще придем, ведь вряд ли эти милые мордашки уйдут из наших мыслей навсегда.



Подарить кому-то частичку радости не составляет особого труда, достаточно лишь иметь желание. Не будьте равнодушными, ведь для вас – это банальная мелочь, а для этих детей – открытие новой, более светлой стороны этого большого и интересного мира, ведь они знают только одну его часть.

Автор: Болотских Ольга

«Красный Май» в Париже

Очерк из истории студенчества


«Красный Май» в Париже
Самым ярким событием во Франции в 60-х годах прошлого века, несомненно, является студенческая революция 1968 г. Первый протест в то время против ущемлений прав и свобод студентов, протест против запретов и всевозможных ограничений. 68й год был годом «молодёжной революции», впервые показавшей миру силу студенческого духа.

68-й с его «студенческой революцией» и «Красным Маем» в Париже вселил в массовое сознание твердое убеждение, что бунтующий студент — это явление совершенно нормальное, что так и должно быть. А главное — и сами студенты в это поверили. И вот теперь мы постоянно видим на телеэкранах толпы студентов-бунтарей: то в Южной Корее, то в Венесуэле, то в Греции, то в Сербии, то в Болгарии, то в Молдавии, то в Кении, то в Белоруссии…

В начале учебного 1967/68 года проявилось давно копившееся недовольство студентов: недовольство жестким дисциплинарным уставом в студенческих городках, переполненностью аудиторий, бесправием студентов перед администрацией и профессорами, отказом властей допустить студентов к участию в управлении делами в высшей школе. Надо, правда, предупредить, что дошедшие до нас мнения участников протестов о жёстком дисциплинарном уставе в студгородках и полном бесправии студентов нельзя понимать буквально. Так, один из мини-бунтов — репетиций майского мятежа — был вызван тем, что постояльцы мужских студенческих общежитий имели право приводить к себе на ночь знакомых девушек, а постояльцам женских общежитий аналогичного права не предоставлялось (по крайней мере, формально).
Студентам казалось, что им навязывают ненужные предметы, используют устаревшие методики, что преподают им слишком старые («выжившие из ума») профессора. В то же время высшая школа закрыта от важнейших проблем современности — начиная от равноправия полов и кончая войной во Вьетнаме.

Далее события развивались все стремительнее, и ситуация набирала все большие обороты. Протесты перерастали в открытые столкновения с полицией на улицах университетских городков. Противостояние студентов французской власти с каждым столкновением заканчивалось захватом зданий университетов. Студенты в Нантере 21 марта отказались сдавать экзамены по психологии в знак протеста против «чудовищной примитивности» читавшегося им курса. Такая форма борьбы (бойкот экзаменов или лекций) за повышение качества образования стала быстро распространяться по стране.



Студенты сформировали неоанархистское «Движение 22 марта», лидером которого стал учившийся во Франции немецкий студент еврейского происхождения Даниель Кон-Бендит, «Красный Дани», ставший позже символом майских событий. «Движение 22 марта» ориентировалось на идеи Ситуационистского Интернационала и его вождя Ги Дебора, автора хрестоматийной сегодня книги «Общество спектакля».

Захват студентами одного из залов в самой Сорбонне и проведение в нем митинга привело к закрытию университета 4 мая, впервые со времен фашистской оккупации. 5 мая 13 студентов были осуждены парижским судом. В ответ студенты создали «Комитет защиты против репрессий».
Позже 20 тысяч человек вышли на демонстрацию протеста, требуя освобождения осужденных, открытия университета, отставки министра образования и ректора Сорбонны, прекращения полицейского насилия. Это было началом перелома в общественном мнении. Студентов поддержали почти все профсоюзы преподавателей, учителей и научных работников, и даже глубоко буржуазная Французская лига прав человека.

Студенты захватили парижский театр «Одеон» и превратили его в открытый дискуссионный клуб, подняв над ним два флага: красный и черный. Основным лозунгом было: «Фабрики — рабочим, университеты — студентам!». 16 мая Сорбонна, «Одеон» и половина Латинского квартала оказались заклеены плакатами и листовками, расписаны лозунгами самого фантастического содержания. Иностранные журналисты, раскрыв рты, табунами ходили и записывали эти лозунги: «Запрещается запрещать!», «Будьте реалистами — требуйте невозможного! (Че Гевара)», «Секс — это прекрасно! (Мао Цзэ-дун)», «Воображение у власти!», «Забудь всё, чему тебя учили — начни мечтать!», «Анархия – это я», А также: «Нет экзаменам!»,«Всё хорошо: дважды два уже не четыре».



Студенты тем временем продолжали захватывать один за другим университеты. Забастовали телеграф, телефон, почта, общественный транспорт. «Франция остановилась». Правительство Франции все продолжало упрямо не слышать и не принимать требования студентов. Они специально игнорировали и пытались всячески противостоять масштабной революции путем ареста бастующих, отчислением бунтующих студентов, пытались взять ситуацию под свой контроль, подчинить мятежников своей власти, но люди пытались показать, что «Структуры для людей, а не люди для структур!», «Университеты — студентам, заводы — рабочим, радио — журналистам, власть — всем!».

Но в конечном итоге, «Майская революция» потерпела поражение. Почему же она стала символом, легендой?
В первую очередь, потому, что в мае 1968 года «внезапно», из мелкого инцидента в Нантере, впервые в европейской истории стремительно развился общенациональный кризис, вылившийся в революционную ситуацию. Это заставило многих понять, что изменилась сама социальная структура западного общества.
Во-вторых, потому, что «Красный Май» изменил моральный и интеллектуальный климат в Европе — и, в первую очередь, во Франции.



Чего же добились студенты? Во-первых, демократизации высшей и средней школы. Во-вторых, разрешения политической деятельности на территории университетов и студенческих городков. В-третьих, повышения социального статуса студента. В-четвертых, принятия «Закона об ориентации», который координировал действия высшей школы с непосредственными запросами экономики — и, таким образом, снижал риск безработицы для выпускников. В-пятых, ликвидации (пусть временно) психологической пропасти между студентами и рабочим классом. В-шестых, подрыва имиджа «сильного человека» де Голля. В апреле 1969-го де Голль внезапно уйдет в отставку, построенный им «режим личной власти» прекратит существование.

Что стало с бунтарями «Мая» позже? Спустя 25 лет этим вопросом задались авторы телефильма «Поколение». Оказалось, те, кто был активен в мае 68-го, остались активными и позже. Они ярко проявили себя в литературе, искусстве, науке, политике, журналистике, бизнесе. Во Франции «милитант Мая» (активист майских событий) — как знак качества: работодатели охотно таких берут, значит, человек активный, не боящийся принимать самостоятельных решений. Если «милитант» посидел в тюрьме — еще лучше — значит не трус и не боится брать ответственность на себя. Незаменим как менеджер. Примеры бывают удивительные. Студент-бунтарь Эммануэль Дешелетт по кличке «Длинный», которому приписывают авторство модного у «зеленых» лозунга «Думай глобально — действуй локально!», стал крупнейшим предпринимателем, владельцем нескольких заводов. А вот те из молодых, кто вел себя в мае 1968-го тише воды, так никем и не стали.

Автор: Красильникова Алина